"Лада-Консул"
EQUELINE

Каталог статей

Главная » Статьи » Статьи

Из истории чистокровного арабского коннозаводства в Польше


Kossak Juliusz (1824-1899).

K. Ljubenski's horse portrait about the daughter Emiliej.

Water colour. графика . Poland.

    Среди многочисленных пород мира видное место занимает одна из древнейших – чистокровная арабская, история которой насчитывает более тысячи лет. Колыбелью этой породы были бескрайние пустыни Аравийского полуострова.
        В России арабские лошади известны давно, еще со времен Ивана Грозного. Они попадали в нашу страну с Востока или из соседних государств, чаще всего из Турции, Венгрии и Польши.
        Польша, несмотря на то, что она входила в состав Российской Империи и во многом была связана с нашей страной, все же развивалась как самостоятельное государство. Это касалось и коневодства, особенно, разведения арабских лошадей. В настоящее время большниство племенных арабских лошадей в России и Польше имеют общих предков, происходящих из польских частных конных заводов XVIII – начала ХХ веков. Поэтому история арабского коннозаводства в Польше имеет для нас определенный интерес.
        В Польше арабская лошадь появляется примерно в середине XVI века. В те далекие времена Польша являлась своеобразным щитом Западной Европы от кочевников, постоянно совершавших набеги, и турецких войск. С детства жизнь поляка проходила в седле, и добрый конь стоил целого состояния, так как ему вверялась людская жизнь.
        Восточные лошади, благодаря своим превосходным качествам и способности стойко передавать их потомкам, ценились с давних пор в Польше превыше всего. Они захватывались в качестве военной добычи, покупались, выменивались всеми возможными способами. Любой, уважающий себя дворянин старался использовать в имении для покрытия кобыл арабского жеребца. Таким образом, во всех конных заводах было пёстро намешано и наскрещено. Похвальным исключением являлся лишь королевский конный завод Сигизмунда II Августа (1548 – 1572) в Книшне, где «Разводились лошади чистых арабских кровей без малейшей примеси», замечает королевский стальмейстер Адам Мицинский в своём труде «О кобылах и жеребцах» (1570). К сожалению, после смерти монарха завод распался.
        Среди дворянского сословия считалось более чем престижным ездить на арабской лошади, однако чистопородным разведением всерьез никто не занимался вплоть до XVIII века.
        В этом веке в Польше начинается эпоха арабских конных заводов. Золотыми буквами вписаны в книгу польской селекции арабских лошадей имена князя Сангушко, графов Потоцких, Браницких, Дзадушицкого и других. Наиболее легендарным из них был граф Вацлав Жевуский (1785 – 1830), чье имение Савран располагалось в 300 км южнее Киева. Граф с детства был увлечен арабской культурой и беззаветно любил прекрасных бедуинских лошадей. Он более 2-х лет прожил в Аравии и Сирии, где снискал себе уважение и славу среди бедуинов, получил от них прозвище «золотой лев». Эмир Жевуский, вернувшись на родину, стал живым воплощением легенды. Он привел в свой конный завод более ста пустынных арабов, оказавших немалое влияние на ведение породы.
        Конные заводы княжеской династии Сангушко. Князь Хироним Сангушко (1743 – 1812), основатель дома Сангушко и конного завода Славута (1778) в имении Хрестовка, что между Ровно и Житомиром, был первым частным заводчиком, отправившим в 1803 году экспедицию на ближний Восток под руководством своего стальмейстера Бурского. После смерти князя Хиронима, его наследники, сын Эустахи-Эразм (1765 – 1845), позже – внук Роман Старший (умер в 1881), продолжили дело разведения арабских лошадей в Славуте. Князь Эустахи-Эразм в период с 1816 по 1842 год организует несколько экспедиций в Аравию и Сирию, в результате которых приводит в свой завод отличных лошадей, причем двое из них – жеребец Хайлан (Hailan) и кобыла Газелла (Gazella) – сыграли большую роль в создании племенного ядра Славуты. Роман Старший, а также его племянник Роман, ставший последним владельцем конного завода, не только всячески пополняли хозяйство племенным материалом с Востока, но и прославили его на всю Европу.
        В 1857 – 1914 годах в завод были введены такие известные жеребцы, как Батран Ага (Batran Aga), Джамри (Jamri), Езрак Сиглави (Ezrak Siglawi) , Кохейлан Абу Аргуб (Kohejlan Abu Argub), Ильдерим (Ilderim), целый ряд классных маток. Из конного завода Сангушко вышли всемирно известные линия Ильдерима, ведущаяся до сих пор, маточные семейства кобыл Милордки (Milordka), Волошки (Woloszka), Украинки (Ukrainka), Швейковки (Szwejkowska).
        Арабы из Славуты на Всемирной конской выставке в Париже были удостоены золотых медалей: в 1867 году жеребец Искандер Баша (Iskander Basza (Batran Aga-Armida)) и в 1900 году – кобыла Мельпомена (Melpomena (Achmed Ejub-Trychina)). В хозяйство стали стекаться покупатели из многих стран: России, Германии, Югославии и других.
        Перед первой мировой войной в конном заводе было 9 жеребцов-производителей и 132 конематки. В 1917 году Славута прекратила своё существование: большинство лошадей погибло в войну, восьмидесятилетний князь Роман был убит в своем замке во время бунта.
        Князь Владислав Сангушко (1803 – 1870), отец убитого Романа и брат Романа Старшего, обустроил в 1835 году на основе лошадей из Славуты завод Гумниска под Тарновым, в 90 км к востоку от Кракова. После смерти Владислава имение унаследовал его сын Эустахи, который в 1874 году привел туда из Аравии серого жеребца Халима (Halim) и кобылу Элиссу (Elissa), ставших родоначальниками генеалогических групп в конном заводе. В случной период в Гумниске часто использовались жеребцы из Славуты, и в родословных встречаются клички славутских производителей: Клебера (Kleber), Муцафер Паши (Muzafer Pasza), Абу Аргуба (Abu Argub), Сембата (Sembat). В Первую мировую войну хозяйство постигло сильное разорение, но князь Роман, сын умершего перед войной Эустахи, восстанавливает конный завод, пополняет оставшееся поголовье (это жеребец Mahomet и кобылы Jerychonka, Lalka, Nirwana, Sahara, Sierotka, Zdoba) лошадьми из Славуты (жеребцы Linkoln и Narzan, кобылы Lide и Sultanka).
        В 1927 году в Польше начинают проводить скачки для арабских лошадей. Князь Роман организует скаковые конюшни, первым покупает во Франции скаковых арабов в типе «муники», менее нарядных, но более резвых. Ему сопутствует успех. Роман, последний из Сангушко, следуя традициям семьи, предпринимает в 1930 – 1931 годах поездку в Аравию за лошадьми в целях освежения крови своего завода. Эта экспедиция, первая и последняя после Первой мировой войны и, кроме того, последняя в нашем тысячелетии, оказалась удачной. Были привезены жеребцы, ставшие впоследствии основателями мужских линий: Кухайлан Хайфи (Kuhailan Haifi), Кухайлан Афас (Kuhailan Afas), Кухайлан Адьюз (Kuhailan Ajouz), кобылы Kuhailan Ajoz Szeikha, Cherifa и некоторые другие.
        В 1942 году конный завод был эвакуирован в Западную Польшу, где многие лошади безвозвратно пропали. Князь Роман Сангушко эмигрировал в Аргентину.
        Конный завод графа Потоцкого. Граф Иозеф Потоцкий, сын Альфреда и Марии-Клментины, урожденной Сангушко, основал в 1883 году в 60 км южнее Славуты конный завод Антониан, где помимо арабских, разводили англо-арабских и английских чистокровных лошадей. Перед Первой мировой войной для арабского отделения граф импортировал племенной материал – 13 жеребцов и 2х кобыл – из Египта, Индии, Англии, Стамбула и Ближнего востока. Из привезенного поголовья большое значение для селекции имел Ибрагим (Ibrahim), положивший начало собственной линии в породе, основным продолжателем которой стал его сын Сковронек (Skowronek), проданный в 1915 году в Англию за 1500 фунтов. Граф, к сожалению, до этого времени не дожил.
        Его сыновья Иозеф и Роман после Первой мировой войны собрали остатки лошадей в два конных завода, Беен и Дерацн, и продолжили дело отца. В 1929 году кобыла их селекции Диверсия (Dywersia (Wallis II-Lutecja)) выиграла Дерби, а в 1938 году выиграл ее сын Джарема от Мадраса. Во Вторую мировую войну поголовье было практически полностью утеряно.
        Конные заводы Бранницких. Еще одной дворянской семьей, внесшей немалый вклад в польское арабское коневодство, была семья магнатов Браницких. Основатель фамилии Великий гетман Франц Хавер (1729 – 1819), посол при Екатерине II, был жалован землями под Белой Церковью, что в 90 км южнее Киева, где в 1778 году он организует конный завод, состоящий вначале из двух жеребцов и 30 кобыл неизвестного происхождения в восточном типе. Племенные записи в хозяйстве ведутся с 1803 года. В XIX веке под Белой Церковью функционируют 3 завода: Шамрайовка, Уцин, Янишовка, принадлежащие членам семьи Браницких. Постепенно тут сформировался своеобразный тип арабской лошади – достаточно крупной, массивной, но, в то же время, элегантной и быстрой. В 1818 – 1871 годах у Белой Церкви так успешно шли дела, что продавали до 2000 голов в год и более 1000 – раздаривали. До 1914 года в завод было импортировано 15 кобыл и 122 жеребца. В период революции имение было разграблено, лошади погибли.
        Кобыла Шамрайовка (Szamrajowka) из одноименного завода под Белой Церковью стала основательницей маточного семейства, имеющего значение и в современной селекции.
        «Эра» графа Дзидушицкого. Третьей семьей, чей арабский конный завод внес драгоценный вклад в польское коннозаводство, были графы Дзидушицкие. Основал завод с Яртшовке (80 км восточнее Лемберга) в первой половине XIX века граф Кайетан из лошадей заводов Сангушко, Браницких и эмира Жевуского. Основой процветания стал серый жеребец Багдад (Bagdad).
        В 1843 году, после смерти графа Кайетана, его сын Юлиус отправился в Аравию. Оттуда в 1845 году он привел 7 жеребцов (Abu Hejl, Turchmen, Absgar, Merdzakir, Abiat, Azet, Kohejlan) и трех кобыл. Абу Хайль, Абиат и Кохейлан использовались в заводе некоторое время, последний оставил хорошее потомство от дочерей Багдада. Кобылы – Газелла (Gazella), Млеха (Mlecha), Сахара (Sahara) – дали «золотые» семейства арабского конезаводства. Несколько позже в завод поступили еще лошади из Аравии и Египта. Среди них был Обеян (Obejan), чей сын от Kobey Han Обейан Серебряный широко известен в России. Жемчужиной Яртшовки стал пустынный араб Крыжик (Krzyzyk), купленный в 1876 году и основавший одну из ценнейших линий.
        Успех арабских лошадей графа Дзидушицкого был столь велик, что последнюю треть XIX века современники называли «эрой Дзидушицкого» и шутили, что идеал арабской лошади для поляка – это «арабы, которых разводит граф Дзидушицкий и рисует Юлиус Коссак». С этим известным польским художником, оставившим после себя много иппологических картин, Дзидушицкий был дружен.
        Наследники графа Юлиуса после его смерти поделили лошадей на четыре конных завода, которые погибли в Первую мировую войну.
        Кроме описанных, были и другие хозяйства, занимающиеся разведением арабов, с довольно ценным племенным поголовьем, все они перестали существовать в периоды войн 20 века.
        Значение дворянских конных заводов трудно переоценить, так как ведущие сегодня в Польше арабские конные заводы Янов Подляски и Михайлов укомплектовывались после Второй мировой войны лошадьми, происходившими в большинстве своем из частных хозяйств. Эти лошади собирались по одной на всей территории Польши, что помогло полякам вновь воскресить арабское коннозаводство. О качестве собранного поголовья можно судить по сегодняшней славе польских арабов.
        В заключение хотелось бы отметить: арабская лошадь настолько любима в Польше, что поляки считают эту породу своей национальной.

А. Башлыкова, аспирантка ВНИИ коневодства



Юлиус Коссак. Лисовчик



Источник: http://Статья из журнала «Кони Петербурга» № 2, 2000г
Категория: Статьи | Добавил: vvg (14.01.2009)
Просмотров: 2671 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Приветствую Вас Гость